01:38 

День 109

faolchu
За пределами знания о злодеянии и добродетели есть поле. Я жду тебя там.
Одно из самых любимых ваших стихотворений.
Одно из самых любимых стихотворений висит в эпиграфе дневника. За второе, возможно, стукнет меня его автор, но оно действительно уже много лет на передовых позициях невеликого, строго говоря, списка. Впрочем, я бы не прочь его расширить, только вот ничего подходящего давно не встречалось.


Мои глаза меняют цвет с весны на осень,
В туман холодный заплетаются виденья.
Я так устал идти, не помня направленья,
Не знать ответ, пока меня о нём не спросят.
Мои глаза меняют цвет с весны на осень,
Но душу ветер защищает от сомнений.

Мои глаза меняют цвет с небес на море.
В извечном завтра растворяются надежды,
Я слышу ветра голоса теперь всё реже -
Похоже, ты был прав в том нашем давнем споре.
Мои глаза меняют цвет с небес на море,
А я мечтаю о полёте, как и прежде.

Мои глаза меняют цвет с огня на пепел.
Ты слышишь, кто-то за плечом моим хохочет?
То серый сумрак приближающейся ночи.
Спроси меня, что я забыл на этом свете?
Мои глаза меняют цвет с огня на пепел,
Я этот цвет всегда любил сильнее прочих.

Мои глаза меняют цвет. Ты скажешь - странно?
"Поверь, ничуть", - с усмешкой я тебе отвечу.
В моих зрачках найдёшь ты память старой встречи,
А больше я тебе рассказывать не стану.
Мои глаза меняют цвет - совсем не странно:
Мне за мечты свои платить уже и нечем.
Фар-Леирато
Да-да. Именно так подписанными я увидел их впервые.


Ну и я не могу не положить здесь и это:


Мастер из мастеров не делает ничего, но он делает все. У него нет имени, потому что все имена – его. Он был всегда, он есть и будет всегда. Его никто не видел и не увидит – так же, как зеркало никогда не увидит своего отражения. Его невозможно ранить, как невозможно пробить дыру в воде. Его нельзя убить, как нельзя убить свет. Когда ты просишь, он дает тебе все, но он дает тебе все, и когда ты молчишь. Взамен он не просит тебя ни о чем. Ему не нужна благодарность, он не обидчив, и если ты оскорбишь его, он не накажет тебя. Он дает тебе свободу во всем, он доверяет тебе. Он дает тебе все, ничего не беря взамен, ему не нужна благодарность. Ты можешь сравнить его с восьмеркой, знаком бесконечности, или с лентой Мебиуса, но это будет не он. Это будет всего лишь имя, в котором он тоже есть. Если ты захочешь подойти к нему, он исчезнет, но если ты забудешь о нем, он вернется и встанет рядом – может быть, всего в двух шагах от тебя, но всегда чуть поодаль, на одном и том же расстоянии. Он страх, но он не страшен. Он горе, но он не плачет. Он смерть, но он не умрет. Он окружил тебя со всех сторон, но не взял в неволю. Он – сила, которая вдавила тебя в землю, но ты не чувствуешь этого. Ты усомнишься, и вдруг явится вера. И ты уверуешь, и тогда явится сомнение. Он – не вера и не сомнение. Он – есть. Он – в середине, но сам он – не середина. Тебе скажут: «Он там!» - и ты пойдешь, чтобы найти его и увидеть, но обойдя весь мир, вернешься туда, откуда пришел, так и не увидев его. И снова будешь читать ученые книги и расспрашивать людей. Но в книгах ты его не найдешь, а люди обманут тебя, и тогда, отчаявшись, ты перестанешь искать. «Да ведь это все равно, есть он или его нет!» - скажешь ты. И тогда он придет. Он появится внезапно, как случайно найденное сокровище. Ты скажешь: «А, это ты!» - и он тут же исчезнет, хотя и останется в тебе. Но другим ты не сможешь рассказать о нем: ты будешь рассказывать, но никто тебе не поверит. Даже те, кто так же, как ты, видел его. Они сделают вид, что не знают, о чем идет речь.
Ян Рыбович


А за компанию, пожалуй, и все остальное. Благо их и вправду не много.


Я не знаю, какая строка обернется последней,
На каком из аккордов ударит слепая коса,
Это вы – короли; я – наследник, а, может, посредник,
Я – усталое эхо в горах. Это вы – голоса.

Перекрестки дорог – узловатые пальцы старухи,
Я не знаю, какой из шагов отзовется бедой,
Это вы – горсть воды; я – лишь руки, дрожащие руки,
И ладони горят, обожженные этой водой.

У какого колодца дадут леденящей отравы,
Мне узнать не дано, и глоток будет сладок и чист,
Это вы – соль земли; я – лишь травы, душистые травы,
Вы – мишень и стрела, я – внезапно раздавшийся свист.

От угрюмых Карпат до младенчески-сонной Равенны
Жизнь рассыпалась под ноги звоном веселых монет,
Вы – горячая кровь; я – ножом отворенные вены,
Вы – июльское солнце, я – солнечный зайчик в окне.

День котомкой висит за спиной, обещая усталость,
Ночь укроет колючим плащом, обещая покой,
Это вы – исполины; я – малость, ничтожная малость,
Это вы – гладь реки; я – вечерний туман над рекой.

Но когда завершу, упаду, отойду в бездорожье,
Замолчу, допишу, уроню, откажусь от всего,
Вас – великих! Могучих! – охватит болезненной дрожью:
Это он, это мы, и какие же мы без него…
Олег Ладыженский



Ты права:
Я вернусь стрелой под левою лопаткой
Алкиноя.

Ты права:
Я – давно уже не рыжий-конопатый,
Я – иное.

Ты права:
Над развалинами Трои в эту полночь
Плачут совы.

…Прочь засовы!

Ты права:
Я к тебе иду по трупам, не по морю,
Как умею.

Ты права:
В жилах плещутся Олимповы помои,
В сердце – змеи.

Ты права:
Я – мертвец, я – бог, я – память,
Я – убийца.

…Дай напиться!

Ты права.
Лунной пылью, мертвой грудой у двери
Пали нимбы.

Отвори!
Кто б я ни был!..
Олег Ладыженский



"-- Ты вернулся, рыжий, -- тихо сказала Пенелопа."
Г. Л. Олди

Мне прежним больше не бывать --
считай, приплыли.
И тут вещуньям не гадать:
мол, или -- или.

Сушите весла, моряки,
спускайте парус.
И словно плеск седой реки:
"Я возвращаюсь".

Я возвращаюсь -- через мрак
годов разлуки,
я возвращаюсь -- беглый раб
войны и скуки.

И долго вглядываться мне
в реки зерцало,
искать в себе и в глубине
то, что пропало.

Всего один неверный шаг
при возвращеньи --
и ты -- в реке, и всё -- не так,
и нет прощенья.

Коль в воду дважды не войти,
спешу к истоку,
чтоб все былое обрести --
и вновь исторгнуть.

Но понимание копьем
войдет под печень:
"Река менялась с каждым днем --
как ты, беспечный".

И значит, нет путей иных,
в одном спасенье:
постичь свой дом, себя, родных
в том измененьи;

принять все это, чтоб потом
в ночи услышать:
"Ты, --
драгоценным шепотом, --
вернулся, рыжий!.."

Владимир Пузий



Наверное, есть что-то еще, что вспомнится когда-нибудь потом. Думаю, тогда я тоже принесу его сюда - пускай живут в одном месте.

@темы: хаос, серебро слов, поэзия, бубенцы, 365

URL
Комментарии
2017-03-11 в 02:32 

Лиадан
"Это Вария, детка!" (с)
faolchu, Они прекрасны, особенно первое...

2017-03-11 в 03:28 

faolchu
За пределами знания о злодеянии и добродетели есть поле. Я жду тебя там.
Лиадан, есть такое обстоятельство. Спасибо Мике.

URL
   

левые берега Ахерона

главная